Опубликовано Оставить комментарий

икс бет букмекерская контора официальный сайт

Нападающий «Спартака» Александр Кокорин поведал, как уходил из «Сочи».

– Наверняка, Борис Ротенберг часто общался с тобой в те деньки?

– Не часто, но раза два.

– И что?

– Борис Романович, выскажемся так… Наступили последние деньки, и я уже летел на разговор с Шамилем [Газизовым] в Москву. И по своим делам – у меня здесь квартира – плюс решить вопрос со своим будущим.

На тот момент Рубашко [генеральный директор «Сочи»] гласил: мы можем предложить для тебя столько и столько, чтоб ты остался. Я говорю: «Все отлично, но, блин, время, почему так затянули?» Оставалось там реально… Я на последующий денек с утра улетал.

Говорю: «Спасибо огромное, вообщем никаких претензий, отрезок супер был, но давайте я поеду и послушаю другие команды». И все.

А Борис Романович – понятно, может, до него на тот момент не так донесли информацию, что я на что-то не соглашаюсь. Мне на тот момент ничего и не предложили. Может, задумывались, что я останусь.

– Безвозмездно, что ли, просто так?

– Ну, видишь, у таких людей все решается за 5 минут: ну все, давай.

Если б ранее была бы какая-то конкретика и мы все обсудили, все могло бы быть по-другому. Я посиживал ожидал, ожидал, ожидал. И думаю: «Чего я буду ожидать?» Не предлагали – я же сам не пойду навязываться.

Я улетел. Мы позже с ним отлично побеседовали. Он гласит: «Удачи, все».

– Но он тебя не уговаривал? «Саш, подожди, на данный момент вернусь в Москву…»

– Нет, такового не было. Борис Романович умеет убеждать. Очень он на меня не нападал, не просил. Я думаю – тихо отпустил, – произнес Кокорин в интервью Нобелю Арустамяну.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *